Васисдас

Читаю “Тошноту”, а там васисдас!

Oh! oui, il fait chaud, dit la femme en gémissant, on étouffe ici et puis le boeuf n’est pas bon, je le dirai au patron, ça n’est plus ça, ouvrez donc un peu le vasistas, ma petite Mariette.

Пару лет назад оно мне встречалось ещё и в “Мадам Бовари”. Судя по CNRTL, не такое уж и редкое во французском 🙂

Для тех, кто не играет в ЧГК: это крутое слово, обозначающее форточку, маленькое окошко. В русском пишут “васисдас”, самый известный пример – цитата из “Евгения Онегина”.

И хлебник, немец аккуратный,
В бумажном колпаке, не раз
Уж отворял свой васисдас.

Ещё встречается у Лескова, в “На ножах”:

“Ципри-Кипри с её картофельным носом и та уловила в свои сети какого-то содержателя одного из увеселительных летних садов, сидела сама у васисдаса и продавала билеты”.

Во французском le vasistas, явно заимствовано из немецкого “Was ist das?”. Русские источники единогласно переводят стандартную фразу как “Что это такое?”, но мне тогда не понятно, каким контекстом этот перевод обосновать.
Французы в этимологии указывают:

Déformation de l’all. was ist das?, littéral. « qu’est-ce que c’est? », nom donné p. plaisant. à cette ouverture par laquelle on peut s’adresser à quelqu’un (c) CNRTL

Деформация немецкого was ist das?, буквально « qu’est-ce que c’est? » – название, данное ради шутки проёму, через который можно к кому-либо обратиться. Думаю, в таком контексте на русский этот вопрос стоило бы перевести как “Кто там?” или “Ну в чём дело?”

Кто во что горазд

Die Hard

= Крепкий орешек

= Piège de cristal (Хрустальная ловушка, фр/ит)

= Jungla de cristal (Хрустальные джунгли, исп)

= Stirb langsam (Умри медленно, нем.)

= Visa hing (Упорная душа?, эст.)

= Smrtonosná past (Смертельная ловушка?, чш.)

Habeo

“Немецкий глагол habe [хa:бе] означает ‘имею’. То же самое значение и у латинского глагола habeo [хaбео:]. В форме повелительного наклонения эти глаголы орфографически совпадают даже полностью: habe! ‘имей!’. Казалось бы, у нас есть все основания для того, чтобы сопоставить эти слова друг с другом и говорить об общности их происхождения. Но на самом деле такой вывод был бы ошибочным. В результате фонетических изменений, происшедших в германских языках, латинскому с [к] в немецком языке стало соответствовать h [x]: Латинский язык Немецкий язык collum [кoллум] Hals [хальс] ‘шея’ caput [кaпут] Haupt [хaупт] ‘голова’ cervus [кeрвус] Hirsch [хирш] ‘олень’ cornu [кoрну] Horn [хорн] ‘рог’ culmus [кyльмус] Halm [хальм] ‘стебель, соломина’ Здесь перед нами не случайные единичные совпадения, а закономерная система соответствий между начальными звуками приведённых латинских и немецких слов, в чем также можно убедиться, заглянув в таблицу соответствий. В этой таблице нет места для сопоставления немецкого habe с латинским habeo. Но зато полным фонетическим соответствием немецкому habe будет латинское capio [кaпио:] ‘беру’, хотя значение этого слова, на первый взгляд, не совсем подходит для сравнения. Однако значения глаголов «беру» и «имею» очень часто бывают тесно между собой связаны, так как глагол «имею» выражает результат действия глагола «беру».”

К истокам слова. Рассказы о науке этимологии. (Откупщиков Ю. В.).

Sauregurkenzeit

Как хотелось бы:

Глядя на настроение и цветовую гамму за окном, мозг подсказывает красочную немецкую идиому: Sauregurkenzeit (дословно: время кислых [маринованных, солёных] огурцов). Ну похоже ведь!
Как на самом деле:

Изначально идиома обозначала время, когда есть особо нечего (очевидно, зима) — в данном контексте “время солений”.

Wiki приводит английские мва-ха-ханалоги „season of the very smallest potatoes“ (ни разу не идиоматично, if you ask me) и „cucumber time“ (тоже вряд ли прям английское выражение; я понимаю, там, okurková sezóna…). В актуальном употреблении это период отсутствия активности в какой-то сфере. Как правило, лето. Например, в Риге у чгкшника-театрала начало лета знаменует наступление Sauregurkenzeit, потому что кончаются театральный, оперный и чгкшный сезоны. Туристический профиль зимней Юрмалы тоже попахивает маринадом (off season).

Журналисты так называют бедные событиями летние дни, когда газеты за отсутствием актуальных и значимых новостей пишут о всякой ерунде (silly season). Big gooseberry season: The time when Parliament is not assembled. It is at such times that newspapers are glad of any subject to fill their columns and amuse their readers; monster gooseberries will do for such a purpose for the nonce, or the sea-serpent.

Вообще есть куча разных аналогов в разных контекстах, но пост не о них.

Что в итоге:

Забивая болт на вышеизложенное, я всё-таки предлагаю Sauregurkenzeit для описания доминантной цветовой гаммы и настроения нынешней Риги. Посмотрите в окно и попробуйте поспорить 🙂