Безродные космополиты

Я – латвийка. Родилась и всю жизнь прожила в Латвии, любя свою страну. Мы, настоящие латыши, чем больше ездим по миру, тем больше любим Латвию и никуда из неё потом не хотим уезжать. Да, на гражданство пришлось сдавать, но это не больно, словно комарик укусит. Жалко только, что истории у нас немного, но зато меньше учить, а ещё её всегда можно приукрасить немцами, шведами, русскими, орденами всякими… В общем, всеми благородными людьми, которых мы использовали для строительства красавицы-Риги:)

По паспорту я – литовочка. Дочь и внучка литовцев, урождённая Александра Ромуальдо Пейштарайте, и это очень здорово. Из всех друзей полное имя помнит только чистокровнейший потомственный казах Иван Павлович Снетков, потому что ему нравится запоминать слова вроде «гиппопотомонстросесквипедалиофобия» и π до 18-ой цифры. Альгимантас Петкунас – точно такой же литовец; когда нам нужно объединяться, мы – потомственные литовцы – делаем это по национальному признаку и напоминаем Тамаре Чорне (жене Альгиса, украинке), что ВКЛ простиралось до Чорного моря, включая в себя Киев. Да шучу, конечно, ничего мы ей не говорим ни про Киев, ни про море:) А то она нам как ответит:)

По языку и по маме я – русская. Вот уж где повезло, там повезло:) Во-первых – с точки зрения прагматика – учить русский как иностранный было бы очень тяжко, умом его не понять. Во-вторых, приятно осознавать, что весь этот огромный пласт литературы, поэзии и культуры – твой. Ай, да что уж там! Искусства, живописи, истории, музыки тоже! Не будем мелочиться! Мы, русские, не мелочимся!

Муж мой любимый – беларус, но пачалося ўсё значна раней. Ехали мы как-то с Т-9 в Минск, в самом начале нашего романа (с Т-9). Проезжая село, о котором дорожный знак гласил: “РАТАМКА”, дитя Балтики стало радостно хлопать в ладошки и умиляться, прочитав вместо “Рáтамка” “Патáмка”. Завязалась дискуссия о мове, в ходе которой я, подытожив свои впечатления, заявила, что беларусский – это как корявый русский. Ольга Валерьевна заявила (и была права), что я просто ни черта не шарю, и посоветовала почитать Короткевича, том коего мне и дали впоследствии с собой в Ригу. Открыла я “Каласы” i тут нібыта цуд нейкi здзейснiўся, адразу ўсё стала прыемным, як дзьмунне ветрыку звечару ўлетку, нібыта птушкi лётаюць блiзенька-блiзенька i так духмяна пахнуць кветкi, што адначасова жадаеш плакаць i сьмяяцца. Как настоящие беларусы, дома мы с мужем (Ляўчукі) временами размаўляем на мове. Для упрочения исторических связей опять-таки призывается ВКЛ.

Бабуля моя – украинка, а отец её не то Заец, не то Заяц – донской казак. Ох и красавец был, одна фотография осталась. Однако Тома украинка настолько настоящая и патриотичная, что чем призывать корни, нам проще объединяться мовами, так как мы (гей, славяне) братья и сёстры, і мовы нашыя адна да iншай вельмі падобныя. Ну и сало, конечно, людей вокруг себя очень объединяет:)

К чему я всё это? Да к тому, что таких людей в Прибалтике и по миру пруд пруди. И мы не безродные космополиты. Это не значит, что у нас нет народа, культуры и истории, что мы какие-то полукровки, четырёхкровки или восьмикровки. Это значит, что у нас есть много культур, много языков и много историй, и это богатство запрещает сужать сознание до одной плоскости, а заставляет расширять его географически, учить историю и понимать друг друга. Единожды разрыдавшись от восторга в театре Янки Купалы, уже не скажешь, что мова – это корявый русский. Послушав, с какой любовью и академической точностью Тома рассказывает фрагменты истории Украины, уже язык не повернётся сказать “укропы”. И так далее.

P.S. Меня бесит, когда национальную рознь в стране насаждают политики, избранные народами этой страны.

2 thoughts on “Безродные космополиты”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *