МУРКО

Лингвисты для изучения языка пользуются корпусами. Они бывают текстовыми, звуковыми, мультимедийными, всяческими. Один из таких российских корпусов – нарезка материалов из советских фильмов.А пишу я этот пост для того, чтобы рассказать, что Мультимедийный русский корпус называется МУРКО 🙂

Основная единица материала в нём: кликст (=клип + транскрипция к нему). Там, кстати, очень подробная аннотация по речевым действиям и жестам.

Например, можно выбрать действие “Похвала”, в котором есть подразделы: комплимент, одобрение, похвала, похвальба, тост, удовлетворение. Большое количество социальных ситуаций – от разговора с начальством до заказа в ресторане. Можно отобрать манеру говорить, скажем, запыхавшийся человек или “интимная речь” 🙂 Жесты прописаны гораздо лучше, чем в международном многоязычном словаре жестовых языков, где такая разметка в принципе отсутствует 🙂

Если хотите поиграться, то вот: ruscorpora.ru/new/instruction-murco.html

Сыр бор

Ехала в субботу по лесам, задумалась и порадовалась, что вот ведь как удобно у нас, есть отдельные слова для разных типов леса. Если сосновый, то бор; берёзовый – гай; дубовый – дубрава… А потом призадумалась, зачем тогда отдельно березняк? Наверное, с гаем не всё так просто.
Оказалось, всё чуть более общо.

Гай – небольшой лиственный, не хвойный лес.
Бор – красный или хвойный лес.
Дубрава (дуброва) – чернолесье, лиственный лес; чистый лесок, как дубняк, березняк, осинник.
Чернолесье – вообще лиственный лес, особенно дуб и ясень.
Преснина – чистый мендовый сосняк по супеси *с невозмутимым лицом*
Берéзник/березняк – чистый берёзовый лес.
Ну и дальше уже понятен принцип деривации: липняк, ольшаник, дубник…

Ещё из интересного нашла:
Берéзина – одна берёза, одно дерево, на корню или срубленное.
Бережняк – заповедник, заказник, бережёный лес, смотри: берег.
Смотрю «берег»… да ничего там нет вообще про лес, спасибо, Владимир Иванович.

На сладкое:
Отъ искры сыръ боръ загорался.
Сыр бор загорелся – беда, шум из пустаго.

Подумалось также, что если постараться, то можно в русском найти добрых 50 слов для обозначения леса, чтобы спорить с группой поддержки инуитов. В голову пришли ещё чаща (чащоба), гуща, роща, джунгли, тайга, тундра, сельва, редколесье, ельник, всё, горшочек, не вари.

Сам-х

За словом «сам-друг», оказывается, идёт целый исчислительный ряд: сам-третей, -четверт, -пят, шест, -сем, -осьмой, -девят, -десят.

И значений у него два (дальше Ожегов):

1) больше во столько раз, сколько указано количественным словом.
Урожай сняли сам-друг, сам-пят (т. е. вдвое, впятеро больше того, что было посеяно);

2) столько-то (сколько указано количественным словом), считая вместе с говорящим или вместе с тем, о ком идёт речь.
Остался с ним сам-друг (вдвоём).
Семья у него — сам-шест (т. е. в семье у него шестеро, считая с ним самим).

Письменное делопроизводство

«Мне приходилось встречать в работах историков архивного дела странное сочетание: письменное делопроизводство. Я спрашивал некоторых из них: «А какое еще может быть делопроизводство? Какое могло быть делопроизводство без письменных документов сто и более лет назад?». Они соглашались, что другого и быть не могло. Наверное, это словосочетание они вычитали из сочинений архивистов прошлого. Но почему те так писали?

Издаваемый в наши дни «Словарь русского языка XI–XVII вв.» не регистрирует этого слова. Нет его и в «Словаре Академии Российской», вышедшем первым изданием при жизни Екатерины II. Разгадку, кажется, предлагает «Словарь русского языка XVIII века». Вот какими значениями обладало слово делопроизводство тогда:

«1. Совершение какого-либо дела, деяние, действие. Решился <он> первый в России завести фабрику флеровую <…> Двадцать лет, не жалея труда своего и иждивения своего, упражнялся он <…> в сем делопроизводстве<…> Химическое делопроизводство. Посредством химического смешения, растопления, пережигания, растворения, закисания и других химических делопроизводств <…>

2. Канц. Начало всякого делопроизводства челобитная. Радищев». Составители этого тома словаря почему-то отказались от толкования делопроизводства в его втором значении, ограничившись пометой «канцелярское» и снабдив примером из Радищева. Напомню: челобитная – письменный документ.

Видимо, второе значение – результат сужения первого. И, возможно, чтобы в тексте четко различать делопроизводство во втором значении, авторы прошлого писали канцелярское делопроизводство, письменное делопроизводство. Заглянем во 2-е издание Словаря В.И. Даля. Вот его толкование делопроизводства: «должностная бумажная переписка» (при всем глубоком уважении к автору замечу, что во времена Даля переписка в учреждениях шла только на бумаге, поэтому бумажная переписка тогда и позже – плеоназм).

Прошло почти 80 лет – и в ТСУ: «Делопроизводство <…> (канц.). Ведение канцелярских дел. Канцелярия занимается делопроизводством». Помета канц. «означает: свойственно канцелярскому, деловому слогу» (ТСУ).

Давно уже первое значение этого слова – семантический архаизм, а потому письменное делопроизводство превратилось в плеоназм. Уже в XIX веке использование этого словосочетания было, полагаю, данью традиции и инерции. Однако сегодня, в эпоху компьютеризации, когда ЭВМ вторгаются в делопроизводство, может возникнуть (если еще не возник) термин компьютерное делопроизводство (машинное делопроизводство) и возможна реанимация, второе рождение термина письменное делопроизводство, который сегодня уже не будет плеоназмом, а будет названием традиционной формы делопроизводства. Таким образом, словосочетание письменное делопроизводство (став плеонастичным из-за действия внутриязыковых процессов, приведших к архаизации, к переходу в пассивный семантический запас первого значения слова делопроизводство) в итоге действия внеязыковых факторов может вернуться в активный запас лексики. При этом в смысловом составе слова делопроизводство произойдет (произошла?) утрата семы «письменные документы», место которой займет (заняла?) сема «документы». Стало быть, опять расширится значение слова делопроизводство, но не до прежнего объема, присущего ему в XVIII веке.»

Хан-Пира Эр. | Плеоназм и тавтология. Разные судьбы плеоназмов | Журнал «Русский язык» № 14/2003

Вариантные формы глагола

В истории русского литературного языка имеются факты, когда “неправильные” разговорные формы подобных глаголов вытеснили “правильные” и сменили статус разговорных на “полноценно” литературные: лобзать – лобзают, рыкать – рыкают, черпать – черпают (ср. исконные формы: лобжут, рычут, черплют).

В современном русском литературном языке отмечается совместное функционирование вариантных форм, которые различаются по значению либо стилистической окраске. Так, полностью разошлись значениями варианты клепает – клеплет: в значении ‘скреплять металлические части с помощью заклепок’ употребляются варианты клепают, клепает; в значении ‘клеветать, наговаривать на кого-либо’ употребляются формы клеплешь, клеплете, клеплют.

( Граудта Л. К. [и др.]. Грамматическая правильность русской речи. С. 202, 204)

Кредит, ссуда и заём – не синонимы

Кредит – только деньги; всегда под проценты; требует договора и вступает в силу с момента его подписания.


Заём – деньги или имущество; под проценты или без; вступает в силу с момента передачи.

Ссуда – деньги или имущество; всегда без процентов; вступает в силу с момента передачи.

А ещё словари считают, что заём, а не займ.
Я считаю, что словари лохи и давно надо «займ» внести. Ну а пока заём, да.

Прилагательные от фамилий

Eсть у нас, скажем, Виктор Радлов.

Если он русский, то Виктором Радловым и его женой Василисой Радловой будет разбит Викторов парк.

Если он поляк, то Виктором Радловом и его женой Василисой Радлов будет разбит Викторовский парк.

Это краткое резюме сегодняшнего текста Максима Руссо. Фрагмент отложу, чтобы не потерять:

“Прилагательные на -(ов)ский от фамилий на -ин образуются по разным правилам, в зависимости от происхождения фамилии. Если эта фамилия отечественная, то соответствующее прилагательное оканчивается на -ский (Ильин – ильинский, Ленин – ленинский). Если фамилия иностранная, то прилагательное оканчивается на -овский (Дарвин – дарвиновский). Могу даже предположить, что прилагательные на -(ов)ский образуются на самом деле не непосредственно от существительного, а от притяжательного прилагательного (Петр – Петров (ботик) – петровский (дворец), Никита – Никитин – никитинский). Но в словообразовательных свойствах русских фамилий как бы сохраняется “память” о том, что они по своей природе – притяжательные прилагательные. Поэтому промежуточная стадия, вставки -ин- или -ов-, им не нужна. А иностранные фамилии ведут себя как существительные, поэтому цепочка Дарвин – дарвинов – дарвиновский устроена точно так же, как Кант – Кантов – кантовский или Маркс – Марксов – марксовский.

То, что русские фамилии ведут себя как притяжательные прилагательные, а иностранные, даже внешне сходные, как существительные, подтверждается и более известной разницей в их склонении. Творительный
падеж у фамилий русского происхождения имеет адъективное окончание -ым, у фамилий иностранного субстантивное окончание -ом: Лениным, Ильиным, Всеволодом Чаплиным, Петровым, Комаровым (как у
прилагательных типа “красным”), но фон Бюловом, Рудольфом Вирховом, Чарльзом Чаплином (как у существительных типа “кирпичом”). Но поскольку правильный выбор окончания требует не только языковой
компетенции, но и внешних знаний (был человек иностранцем или русским), в этой ситуации нередки ошибки. Пишут “Чарльзом Дарвиным”, например. Группу самого большого риска составляют русские немцы с
фамилиями на -ов и -ин. Путешественник Гмелин – он так и останется Гмелином или он достаточно обрусел, чтобы стать Гмелиным? И как быть с другим путешественником и лингвистом Вильгельмом Радловом (Василием Васильевичем Радловым). По моим наблюдениям, пишут “Гмелином”, но “Радловым”. Неужели играет роль то, что Радлов обзавелся русскими именем и отчеством? Или иноязычное происхождение фамилий на -ов забывается быстрее? Показатель обруселости – женщины из семьи В. В. Радлова носили фамилию Радлова, а не Радлов. “

Получить – атрымаць?

Когда надо перевести на беларусский русское слово «получить», первым на ум приходит адпаведнік «атрымаць».
Но это действие чисто пассивное: получить подарок – атрымаць падарунак.
Если надо прикладывать усилия и, особенно, платить деньги, то ситуация меняется. Получить знания – набыць веды, получить лицензию – набыць ліцэнзію.
Если с большими усилиями – здабыць.
Если воспитание, то дастаць выхаванне.
По шее – схапіць па карку.
Получить в своё владение что-то абстрактное – займець спецыяльнасць, займець уладу.
.
Иной раз так сидишь, переводишь, ищешь наиболее удачное соответствие, а потом выворачиваешь ситуацию наизнанку. Думаешь, что про получение со сложностями (здабыць) – скажем, когда дефицитный продукт – в русском говорят «достать». Что ещё есть? Можно не получить повышение, а добиться повышения. Снискать известность. Завоевать внимание.
На днях вот обсуждали разницу между achievements и accomplishments. Ещё вдруг осенило, что деревья же посажены не часто, они же посажены густо – но кто так теперь говорит?
.
Возникает ощущение, что в повседневной коммуникационной суматохе мы теряем синонимию. Не дело.

Ля какая сажелка

Набралась новая порция жаргона. Вроде с большего геймерский и, небось, как всегда пожилой, но ля какой он, не могу молчать <3 Тем более, что если рассказывать, то всегда находятся люди, которые слышат в первый раз. 

Короче, пожилой. Это и вялый, квёлый (пожилой геймплей тут у вас); устаревший (пожилая Нокия); и вообще свидетельствующий о том, что пора бы на пенсию кому-то. Алсо, зелёный Monster пахнет Валокордином – очень пожилой энергетик получается))

Ля какая – из реакции на симпатичных стримерш в твиче вышло в реальную жизнь. Судя по всему, это просто чтобы отметить факт наличия (примечательной) барышни.

Душить. Чё ты душишь? Блин, ребята, вы так душите. – Нагнетать атмосферу, давить постоянно. 

Конечная. Ну вот когда тебе двадцать один, а ты уже не снимаешь защитную плёнку с экрана телефона – это конечная, парень. Или когда автостопишь в пустыне, а солнце садится – тоже конечная. Или когда просишь мужа помочь придумать пример словоупотребления и получаешь: «Нас подсасывает три сквада, это конечная» – это тоже конечная.

Ещё крутое слово «са́желка» впервые в жизни слышала. Это искусственный водоём, яма, небольшой пруд, отлично подходит для описания мелиорационных озёрец на полях.

Ну и личная аллюзия. 
Был у меня в жизни момент, когда мы с командой около половины четвёртого утра вышли с заброшенной военной части где-то в глуши, погрузились в машину, я отрубилась, потом хренак и очнулась в Могилёве. И ты такой «чё?», а там играет астроном, сектор в движке, радиальные лучи через зодиак, радиус 150-200 метров, код на бордюре сливной канавы, рацию включи, бегом. 
Короче, на данном этапе жизни (а настала осень, как общество заметило) все ситуации, когда вникаешь в окружающий контекст и совершенно не отдупляешь, что это, где мы, почему, зачем и как так, и особенно когда нет времени объяснять, надо срочно включиться в процесс и пахать – это для меня «очнуться в Могилёве». 

В качестве иллюстрации предлагаю скриншот, где текст формально считается русским языком.

Пайсці ў грыбы ды ў ягады

​Мне очень нравится, когда в родственных языках одинаковые предлоги вызывают разные образы.
Например, в беларускай мове “за”, как в русском — локативный предлог: за шкапам, за мяжой.

При этом в русском у “за” есть также употребление из разряда “сходить за молоком”.В значении “сходить за чем-то и принести” или “сходить за кем-то и привести” в мове используется “па”, как в примере “схожу по водицу”.
Пайсці па сьмятану, па піва, па бацьку, прыедуць па мяне.

И третий уровень разногласий: пойти по грибы да по ягоды.
В мове ў лес ходзяць у грыбы ды ў ягады! Сразу представляется пуща, так набитая боровиками, что яблоку негде упасть, и ты туда заходишь русый и красивый, в вышиванке и с косой. Или заросли черники по колено, в которые бредёшь прям внутрь, потрясая серьёзных размеров лубяным туесом.С удочкой “на рыбу” идут — сразу целая охота и понятно, что не кильку принесут, а сурового беларусского лосося, тунца там желтопёртого.

Пишут, что ещё можно «у дровы» паехаць, но я не встречала. Точнее, встречала, но это было про алкоголь:)